Дом Архитектора, Парадные залы особняка Половцова, наследие Штиглица

Санкт-Петербург

Как удивительна история Санкт-Петербурга и насколько она многогранна. Благодаря исключительным талантам Петра I, его неукротимого желания жить и развивать свою страну, он использовал для этого далеко не привычные методы для правящего монарха. Он не боялся быть учеником и работником в чужой стране для обладания тех знаний, которые впоследствии сделали Россию мировой державой, а сам Петр из последнего царя всея Руси стал  первым Императором Всероссийским.

Пётр 1

 

Санкт-Петербург великое детище Петра I был открыт для всех, кто хотел развивать, строить и возвеличивать этот прекрасный город на Неве. Возможно, именно поэтому он и по сей день является единственным городом России, признанным в Европе и стоящим на одной ступени с Веной, Парижем,Амстердамом, Венецией, Прагой  …

Строительство города и его архитектура были отданы лучшими из лучших. В этот город приезжали жить и работать люди со всего света и из разных слоёв общества. Так было и с особняком Половцова, история которого менялась на протяжении многих лет, так же как и его хозяева. В самом начале это была усадьба Головкина, На протяжении всего XVIII века в усадьбе менялись жильцы и владельцы. Кроме потомков Г. И. Головкина среди них были: граф Бутурлин – генерал-фельдмаршал, участник Семилетней войны с Пруссией; флигель-адъютант Н. Н. Походяшин и, наконец, братья Левашевы. Последние существенно расширили уже имевшийся дом и построили деревянный флигель со стороны Мойки. В начале XIX века особняком владели князья Гагарины – Иван Александрович и его старший сын Павел. Они построили со стороны Мойки кирпичный двухэтажный дом для сдачи квартир внаем. Несколько лет там размещалась домовая церковь Во имя Спаса Целителя.

Левашёвы

 

 

 

 

 

князь Сергей Сергеевич Гагарин

князь Сергей Сергеевич Гагарин

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В 1835 году участок с постройками купил другой представитель семейства Гагариных – Сергей Сергеевич. Следующим владельцем особняка стал Гагарин, а после смерти отца князь Сергей Сергеевич Гагарин-сын решил продать свой особняк придворному банкиру А. Л. Штиглицу. Барон Штиглиц был женат, но бездетен, его сын умер в младенческом возрасте. Он в свою очередь воспитывал приемную дочь, подброшенную в свое время с запиской: «крещена Надеждой Михайловной, июнь 1843 года». Девочке решено было дать фамилию Юнина и именно она вышла замуж за молодого преуспевающего чиновника при Сенате – Александра Александровича Половцова.в 1861 году. Александр Людвигович Штиглиц приобрел дом в качестве приданого для своей приемной дочери ко дню ее свадьбы.

Из всех владельцев этого особняка можно и даже нужно выделить:

1 Братьев Левашёвых, ведь именно они собрали уникальную библиотеку.

2. Сергея Сергеевича Гагарина, благодаря его решению передать особняк для перестройки молодому архитектору, помощнику Монферана  при строительстве Исаакивского собора —  Александру Христофоровичу Пеля. Именно благодаря этому решению мы видим сегодня  в результате реконструкции фасад, решенный в стиле позднего классицизма ,рустованный бельэтаж над полуподвалом и ритмичный ряд окон в обрамлении из наличников с карнизами по второму этажу. Тогда же главный вход в особняк был проделан со стороны Большой Морской улицы, появились парадная лестница и полуциркульный эркер-фонарь над входом. Работы по перестройке растянулись на многие годы и производились с размахом: в Италии закупили белый мрамор для ступеней и балюстрады лестницы, оттуда же, из Флоренции, выписали готовые мраморные камины и дубовые резные шкафы XVI века.

Барон А. Л. Штиглиц на портрете И. Тюрина (1872)

Барон Штиглиц, Александр Людвигович

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Baronessa Stieglitz

Каролина Логиновна Миллер — Baronessa Stieglitz

 

И конечно же всем тем, что мы видим сейчас во внутренних помещениях и их убранстве мы обязаны одному из уважаемых деятелей своего времени, банкиру, меценату и прочее, прочее, прочее барон  Штиглиц А.Л.,  который в свою очередь передал для окончательных работ руководство Брюллову. Николай Федорович Брюллов (сын профессора Академии Художеств Ф.П. Брюллов) двадцать пять лет проработал в доме Половцова. За эти годы он полностью модернизировал отопительную, водопроводную и канализационную системы, а также существенно изменил внутреннюю планировку дома. На втором этаже появилось новое двухъярусное парадное помещение – Большая библиотека (ныне – Дубовый зал). Именно Брюллов осуществил давнюю мечту отца и сына Гагариных создать единый интерьерный ансамбль этого зала. Резные панели встроенных книжных шкафов, балконов, изящная винтовая лестница и великолепный камин, созданные в XVI веке, замечательно сочетаются с бронзовой скульптурой «Наука и искусство» (XIX век). В работах над интерьером Малой (Нотной) библиотеки, а также Каминного зала (Холл второго этажа) Брюллову помогал архитектор Маршнер.

Особенно интересна история людей, связанных с этим особняком. Ведь сам Половцев стал его обладателем исключительно из за выгодного для него брака с приёмной дочерью А.Л. Штиглица, чьё огромное состояние он благополучно промотал. после смерти Штиглица:

» О том, как велико было это состояние, можно судить из следующего: кроме различных недвижимостей, Штиглиц оставил после себя наследство в 50 миллионов рублей различными государственными бумагами. Но Половцев умудрился сделать так, что когда он в умер, то наследникам его осталось самое ограниченное состояние, то есть состояние в несколько миллионов рублей, скажем — в 3-4 миллиона. Всё время он занимался различными аферами: продавал, покупал, спекулировал и доспекулировался до того, что почти все состояние своей жены проспекулировал.

граф С. Ю. Витте

Половцов, Александр Александрович

Половцов, Александр Александрович

Половцова, Надежда Михайловна

Половцова, Надежда Михайловна

 

Мы видим сейчас эти великолепные и неповторимые залы, а за ними видим людей, которые вложили неимоверный труд и колоссальное состояние, для того чтобы придать им тот облик , при виде которого у Вас замирает сердце, настолько он красив — этот особняк Половцова. И даже то, что многое из него безвозвратно утрачено абсолютно не уменьшит Вашего восхищения от увиденного и поверьте Вас заинтересует история не Александра Александровича   Половцова,  а Александра Людвиговича  Штиглица . Человека, с Большой Буквы, который пошёл по стопам своего отца, навеки соединившего свою жизнь с Россией. Богатого и влиятельного, честного и щедрого. Ведь именно на его средств было построено  и полностью обеспечивалось училище технического рисования, которое действительно появилось в 1876 году и долго носило имя своего основателя (затем – имени Мухиной и сейчас снова Штиглица)

Благотворительная деятельность Штиглица, являвшаяся как бы продолжением благих начинаний его отца, касалась больше всего нужд просвещения и интересов его подчинённых. Ещё в 1843 году, тотчас же по смерти отца, Штиглиц был утверждён почётным членом совета Санкт-Петербургского коммерческого училища и действительным членом совета Санкт-Петербургского высшего коммерческого пансиона.

В последнем звании он состоял до самого закрытия пансиона в 1858 году и, за свои заботы об этом учреждении и неоднократные щедрые пожертвования в его пользу, в 1846 году удостоен был Высочайшего благоволения, точно так же, как и за крупные пожертвования на нужды коммерческого училища в 1845 году.

1 (13) января 1853 года, в день празднования пятидесятилетнего юбилея торгового дома «Штиглиц и К°», молодой владелец фирмы щедро наградил и обеспечил на будущее время всех своих служащих, причём никто не был забыт, до артельщиков и сторожей включительно.

Во время Крымской войны им было сделано два крупных пожертвования (по 5000 рублей каждое) на нужды российского воинства: в 1853 году — в пользу Чесменской военной богадельни и в 1855 году — в пользу морских чинов, лишившихся имущества в Севастополе.

В 1858 году, одновременно с пожертвованием на сооружение памятника императору Николаю I в биржевом зале, Штиглиц внёс значительную сумму на содержание воспитанников в учебных заведениях столицы в память покойного императора, а в 1859 году, также на нужды просвещения, пожертвовал капитал, в ознаменование совершеннолетия наследника цесаревича.

После вступления в должность управляющего Государственным банком Штиглиц озаботился нуждами своих сослуживцев. При его ближайшем содействии, в 1862 году, была учреждена ссудо-сберегательная касса служащих в Государственном банке, затем в течение 3 лет подкреплял средства кассы пожертвованиями (оставляя в её пользу часть своего жалованья), составившими в общем сумму в 10 290 рублей. В 1880-х годах депутатское собрание кассы придало этой сумме наименование «капитала имени барона А. Л. Штиглица». Из его процентов ежегодно выдавались пособия вдовам и сиротам членов кассы.

Кроме перечисленных учреждений, Штиглицем в разное время были облагодетельствованы и многие другие, в том числе на его пожертвования продолжал существование детский приют в Коломне, основанный его отцом.

Художественно-промышленная Академия

Самым важным пожертвованием Штиглица, самым ценным для России, которое одно способно было бы обессмертить его имя, — было учреждение на его средства в Петербурге Центрального училища технического рисования для лиц обоего пола, вместе с богатым художественно-промышленным музеем и отлично оборудованной библиотекой. Это училище было любимым детищем Штиглица, горячего поклонника искусства вообще. Пожертвовав на первоначальное устройство училища 1 000 000 рублей, он продолжал субсидировать его и впоследствии. До последнего дня своей жизни был его почётным попечителем и после смерти завещал ему очень большую сумму, благодаря чему училище могло получить самое широкое и благотворное развитие.

Завещание, оставленное Штиглицем, вообще представляет образец заботливости о созданных им учреждениях и лицах, находившихся к нему в каких бы то ни было более-менее близких отношениях. Так, между прочим, в пользу служащих Государственного банка им было завещано 30 000 рублей; не были забыты и его личные служащие: любимый камердинер, например, получил 5000 рублей. Общая сумма, распределённая по завещанию Штиглица между разными лицами и учреждениями, достигала, по слухам, 100 млн рублей (не считая недвижимости), однако в действительности была скромнее — около 38 млн рублей.

Любопытно отметить, что, будучи человеком вполне независимым, капиталы которого охотно принимались во всех странах, Штиглиц помещал своё огромное состояние почти исключительно в русских фондах и на скептическое замечание одного финансиста о неосторожности подобного доверия к русским финансам однажды заметил: «Отец мой и я нажили всё состояние в России; если она окажется несостоятельной, то и я готов потерять с ней вместе всё своё состояние».

Поверьте  Вас будет просто не удержать заглянуть в их историю и познакомиться поближе с людьми, которые возвысили Санкт-Петербург и Россию своей любовью и преданностью ей.

2 июня 1932 г. было принято решение о создании Ленинградского Союза Советских Архитекторов (ЛССА). В 1934 году новому Союзу специальным распоряжением Ленсовета был передан особняк на Б.Морской д. 52 —  Ныне Дом Архитектора

Экскурсии и посещение таких мероприятий, как концерты следует планировать заранее, так как билеты можно преобрести исключительно на сайте Кассир.ру, в самом же особняке кассы отсутствуют.

 

Социальные сети

FacebookTwitterGoogleVkontakteTumblrLinkedInOdnoklassniki